Леонард Эйлер занимает видное место в ряду гениальных деятелей, посвятивших свою жизнь математическим наукам. Не смотря на тот факт, что он жил почти 300 лет назад, многие из его исследований до наших дней не утратили своей актуальности. Современная высшая математика, например, отчасти основана на его классических монографиях. А в школах до настоящего времени изучают логарифмы и тригонометрию на основе его теорий. Членство Эйлера в двух академиях наук - Берлинской и Петербургской - позволило ему внести неоценимых вклад в развитие и распространение знаний по физике и математике. 

 

В сферу пристального интереса для изучения Эйлера попало множество как теоретических, так и прикладных наук. Его труды по физике, механике, астрономии и другим наукам до сих пор пользуются авторитетом в ученом мире. На них выросло не одно поколение знаменитых ученых. Всем, кто имеет отношение к естественным наукам, основанным на физике и математике, знакомы такие понятия, как "окружность Эйлера в треугольнике", "точка Эйлера", а также его интегралы и теорема для многогранников.

Отец Леонарда, Пауль Эйлер, в 1663 году завершил обучение на курсе теологии в университете Базеля. Однако, из-за избытка теологов в то время, официально получить должность священника он смог только спустя 8 лет. Женился Пауль Эйлер в 1706 году, и уже через год в семье родился сын, ставший впоследствии великим ученым Леонардом Эйлером.

Отец предполагал, что сын пойдет по его стопам и выберет духовную карьеру, к которой его и готовили. Математику мальчик вначале изучал больше для развлечения, однако, в процессе так увлекся ей, что знаний отца стало не хватать. Поэтому юного Леонардо отправили в латинскую гимназию города Базель, под попечение бабушки.

В 13 лет Леонард Эйлер поступил в университет Базеля на факультет искусств. Из всех преподаваемых там предметов он продолжал отдавать предпочтение любимой математике. Его старательность и незаурядные способности привлекли внимание Даниила Бернулли, швейцарского ученого, занимавшегося физикой, математикой и механикой. Он фактически предложил Леонарду индивидуальную программу обучения, а также свои консультации по непонятным вопросам математических трудов. Во многом благодаря этим занятиям, в 17 лет Эйлер получил ученую степень магистра, после того, как выступил с прекрасной речью на латыни о философских взглядах Исаака Ньютона и Рене Декарта. Леонарду удалось подружиться с сыновьями Даниила Бернулли, которые в дальнейшем сыграли не последнюю роль в начале его научной карьеры.

В 1725 году одна из первых научных работ Эйлера - "Диссертация о физике и звуке" - позволила ему претендовать на должность профессора физики в университете, где он обучался. Работа была выставлена на конкурс, но ученые посчитали молодого человека слишком юным для такой серьезной должности и не включили его в число кандидатов. Несмотря на это, сама научная работа получила очень хорошие отзывы. Чтобы поддержать друга, братья Бернулли обещали Эйлеру походатайствовать за него в Академии Наук, организация которой как раз в то время шла в России.

В университете Базеля Эйлер так и не нашел применения своим способностям. Рекомендации друзей позволили Леонарду получить должность адъюнкта по физиологии в Академии Наук. В связи с этим, в 1727 году он покинул Швейцарию, чтобы отправиться в Россию и приступить к работе на новом месте..

Началом организации Академии наук в России считают проект великого математика и философа Лейбница, который предложил создать подобные академии в нескольких европейских городах. Письма с рекомендациями по их устройству были направлены в том числе в Россию императору Петру I. Именно им в январе 1794 года был утвержден проект по устройству Академии, в дальнейшем одобренный Сенатом. Из более чем 20 профессоров и адъюнктов, которых пригласили на работу в первые годы существования Академии, почти половина оказалась связана с математикой. Главной целью Академии наук в первые годы стала подготовка русских ученых. Для этого позднее на ее базе были созданы гимназия и университет.

По просьбе Академии Наук, ее члены занялись подготовкой материалов и руководств для обучения современным наукам. Эйлером было создано прекрасное пособие на немецком - "Руководство по арифметике" - вскоре переведенное на русский и получившее заслуженное признание обучающихся. Это руководство стало первым получившим широкую известность пособием по арифметике и математике, изданном на русском языке. Перевод первой части был выполнен учеником Эйлера - Василием Адодуровым.

Начиная с 1730 года, Академия переживала довольно сложные времена. Это было связано со вступлением на престол Анны Иоановны. Ее фавориты и приближенные, фактически получившие управление страной, не видели выгоды от содержания Петербургской Академии. Тем не менее, ее удалось сохранить. В это непростое время Эйлер получил в ней место профессора физики, а по прошествии двух лет - академика и профессора математики, что принесло ему значительное улучшение материального положения.

В 1735 году произошло несчастье, напрямую связанное с его работой - Эйлер частично потерял зрение (один глаз перестал видеть). История началась с того, что перед учеными Академии поставили задачу - в срочном порядке произвести довольно большой объем вычислений, связанных с астрономией. Академики заявили о готовности выполнить необходимую работу за несколько месяцев. А Эйлер, который отличался феноменальной работоспособностью, потратил на нее всего несколько дней - причем справился один, без чьей-либо помощи. Такое перенапряжение не могло не сказаться на его здоровье - оно и вызвало проблемы с глазами. Однако, сам ученый отнесся к неприятности довольно спокойно.

Принято считать, что всемирную славу Леонард Эйлер получил благодаря своему двухтомному труду под названием "Механика, или наука о движении, в аналитическом изложении". В этой работе проблемы движения в пустоте и сопротивляющейся среде решаются методами математического анализа. До выхода этого блестящего сочинения, об Эйлере знал лишь небольшой круг ученых. Леонард Эйлер одним из первых стал применять аналитический метод при продвижении точных наук, а также использовать дифференциальные и интегральные методы исчисления с целью описания физических явлений. Его бесценные труды по различным наукам уже в 30 лет сделали его знаменитым.

К сожалению, как утверждали современники, в России того времени Академия Наук и ее члены не пользовались должным почетом и уважением, что заставило Эйлера задуматься о смене страны для продолжения эффективного служения наукам. После того, как в 1740 году умерла Анна Иоановна, а наследником престола стал юный Иоанн VI, Петербургская Академия стала окончательно приходить в упадок. Как раз в это время Эйлер получил приглашение в Берлинскую Академию от короля Пруссии. Поскольку предложенные условия были достаточно выгодными, Эйлер дал свое согласие на переезд и в 1741 году, получив звание почетного академика в Петербурге, на 25 лет покинул Российскую империю. Однако, во все время своего отсутствия он довольно активно оказывал помощь бывшим коллегам, продолжая печатать свои работы в изданиях Петербургской академии. Кроме того, он занимался редактированием математические разделы русских периодических изданий, заказывал в Петербурге различную научную литературу и инструменты для своих исследований. Он также помогал молодым русским ученым, приглашая их к себе на квартиру для стажировки, которая могла длиться по несколько лет. Оплату расходов в этом случае брала на себя, как правило, Петербургская Академия, однако, средства часто приходили с большой задержкой.

В 1742 году Бернулли выпустил собрание сочинений в 4 томах, которое было посвящено математике. По этому поводу он написал в письме к своему ученику Леонардо Эйлеру: “Я посвятил себя детству высшей математики. Ты, мой друг, продолжишь её становление в зрелости”.

Отчасти стараясь оправдать надежды учителя, в течение следующих шести лет Эйлер пишет подряд несколько работ, важность которых сложно переоценить. Среди них - "Введение в анализ бесконечности” (1748 года), "Морская наука" (1749), "Теория движения луны" (1753) и "Наставление по дифференциальному счислению" (1755). Кроме того, в те же годы Эйлер активно публикует небольшие статьи, посвященные различным практическим вопросам, в изданиях Петербургской и Берлинской Академий.

Одна из самых заметных работ Эйлера, выдержавшая больше 40 изданий на 10 различных языках - “Письма о разных физических и философических материях, написанные к некоторой немецкой принцессе…” Особенность научных трудов этого великого ученого заключается в том, что он не просто ставит учеников перед фактом своего открытия. Он, во-первых, с максимально возможными подробностями проводит своего читателя по всей цепи собственных рассуждений, позволивших сделать определенный вывод. Во-вторых, Эйлер часто ставит себя на место ученика, чтобы заранее дать исчерпывающие ответы на все вопросы, которые могут возникнуть у последователей при изучении его работ. Современников поражала научная продуктивность Эйлера - в год он писал около 800 страниц разнообразных научных трудов, что для математика было просто невероятно. Его работы затрагивали самые разные аспекты, как теоретические, так и прикладные, в физике, астрономии, ботанике, музыке, оптике и других науках. В 1957 году Эйлер сделал открытие, почти на сто лет опередившее свое время. Им были выведены формулы для расчета критической нагрузки при сжатии упругого стержня. Эти научные изыскания нашли практическое применение только спустя целый век, когда начало активно развиваться строительство железнодорожного сообщения. Тогда инженеры смогли воспользоваться формулами Эйлера, чтобы произвести расчеты прочности железнодорожных мостов.

Возвращение Леонарда Эйлера в Российскую империю стало возможным в 1762 году, когда русский престол заняла Екатерина Великая. Благодаря политике просвещенного абсолютизма, ей удалось до многих своих современников донести собственную мысль об огромном значении науки для развития, процветания и повышения престижа государства на международном уровне. По ее инициативе были проведены важные реформы, коснувшиеся народной культуры и просвещения.

Не последнюю роль в возвращении Эйлера в Петербургскую Академию сыграла значительная разница в финансировании по сравнению с Берлинской Академией. Екатерина Великая готова была потратить на развитие науки гораздо более значительные средства. Леонарду Эйлеру она предложила звание конференц-секретаря Академии, а также внушительную для того времени сумму содержания и возможность управлять математическим отделением Академии. При этом, в личном письме она дополнительно предоставила ему возможность назначить собственные условия приезда, если предложенные его не устроили бы.

История с отъездом Эйлера растянулась до весны 1766 года. Перед этим он дважды подавал Фридриху прошения об увольнении со службы, которые тот игнорировал. В результате, ученый просто прекратил работу на Берлинскую Академию по собственной воле. Сразу после возвращения в Российскую империю Леонард Эйлер удостоился большой чести - он был лично принят Екатериной Великой. Императрица дала ему поручение подготовить свои предложения о реорганизации Петербургской Академии, а также одарила его средствами на приобретение дома на Васильевском острове и на покупку необходимой обстановки. В качестве особой милости, она даже на время предоставила ученому одного из поваров, работавших на царской кухне.

После возвращения у Эйлера вновь начались проблемы со здоровьем - второй глаз также перестал видеть. Однако потеря зрения практически не сказалась на продуктивной научной работе великого ученого - он продолжал выпускать научные труды, изначально диктуя их мальчику, который все записывал на немецком языке.

1771 год был ознаменовал для Леонарда Эйлера двумя очень значимыми событиями. Весной он потерял дом и практически все имущество в результате сильного пожара в Петербурге, от которого пострадало множество строений. Самого ученого с трудом удалось спасти. К счастью, все его рукописи, за исключением одной, также не пострадали от пожара. В 1771 г. А осенью того же года Петербург посетил барон Венцель, известный современникам как прекрасный окулист. Он дал согласие на проведение операции Эйлеру, чтобы удалить катаракту. Операция длилась всего несколько минут и позволила вернуть великому ученому зрение. К сожалению, ненадолго - не соблюдая указания доктора, уже через несколько дней после операции Эйлер вновь приступил к работе. Это привело к окончательной потере зрения. Тем не менее, работоспособность и продуктивность его только увеличилась. В одиночестве он спокойно предавался размышлениям, а приходящим помощникам диктовал уже готовые результаты, которые в дальнейшем представлялись ученому миру.

В последние годы жизни записями работ Леонарда Эйлера занимался всего один человек - его ученик Николаус Фусс, прибывший из Базеля по рекомендации Бернулли. Фусс взял на себя все заботы о трудах Эйлера, а вскоре вступил с ним в родственные отношения, женившись на его внучке. Приезд ученика стал большой удачей для великого ученого. Фусс не только обладал математическим талантом, но и успешно справлялся с практическими вопросами, что позволяло ему успешно заниматься всеми делами Эйлера.

В 1773 году в семье ученого произошло несчастье - умерла его жена, к которой он был очень привязан. Несмотря на этот печальный факт, последние годы своей жизни Леонард Эйлер посвятил усердной работе. В 1779 году была опубликована одна из его последних работ - "Всеобщая сферическая тригонометрия", которая внесла значительный вклад в развитие этой науки, представив научному миру первое полное описание системы.

Леонард Эйлер скончался на 77-м году жизни, в 1783. Перед этим, в течение некоторого времени, его преследовала слабость и головные боли. Значительное ухудшение наступило в середине сентября, после семейного обеда. Ученый потерял сознание, а спустя несколько часов, так и не придя в себя, умер от кровоизлияния в мозг. Похоронили Эйлера на Смоленском лютеранском кладбище в Петербурге.