Поэма

Литературная судьба Людовика Жанвье, французского поэта, автора рома­нов, новелл, эссе, со всеми ее поворотами и неожиданностями, в некотором смысле эмблематична для литературного пейзажа Франции второй полови­ны XX столетия. "Внебрачный сын века", как называет себя писатель в од­ноименном автобиографическом романе, внук гаитянского политика Луи- Жозефа Жанвье, унаследовал европейскую внешность отца, оставшегося неизвестным. Детство, проведенное на островах с кормилицей, переезд к матери в Париж, подробности их непростых отношений можно считать ча­стью огромной панорамы центростремительного движения из бывших ко­лоний в сердце метрополии. В отличие от большинства писателей, перехо­дящих от поэзии к прозе в зрелости, Людовик Жанвье начинает публиковать прозу в конце 60-х годов (роман "Купальщица", 1968) и лишь позднее в 80-х — поэзию. Именно тогда к нему пришло признание.

Остро ощущая абсурдность современности, Людовик Жанвье с боль­шим интересом изучает произведения Сэмюэла Беккета и посвящает ему два эссе, которые сразу привлекли внимание читателей и критиков.

Первым публикациям Жанвье, его вхождению в литературные круги, знакомству читателей с ним способствовал лирический певец урбанизма

 

Жак Рада. И это неудивительно, иди Людовик Жливь* тоже своего во­да — городской поэт, парижский лирик. Ои впускает в свой стих комцмти* ку деталей: любую мелочь, выхваченную из потока современной жизни острым поэтическим взглядом. Ои сканирует мгновение и свой отклик на него — его впечатление; всего лишь одна деталь или неожиданное редкое слово становятся подтверждением аутентичности зарисовки с натуры:

Липа — душистый настой он для всех его льют глазами заваривается он прямо в воздухе где подвешена осень.

Жак Реда ценил в Людовике Жанвье именно это умение остановиться и замереть перед красотой обыденного момента жизни.

Поэма "Что нового под мостами", предлагаемая вниманию читателей, по­зволяет услышать совсем иной голос "внебрачного сына века*. Это попытка осмыслить одну из темных, малоизвестных страниц новейшей истории, тра­гические события, случившиеся в Париже 17 октября 1961 года. В истории каждой нации есть моменты, о которых больно и стыдно говорить, — вступа­ет в действие самоцензура. Но поэзия XX века научилась обходить ее, порой она прикидывается неудобочитаемой, трудной, чтобы говорить о том, о чем иначе не получается. Эта поэзия — прививка чужого пережитого опыта, мгновенный вплеск ритмом в кровь, в дыхание. Чтобы помнили. И — чтобы никогда больше.

Во вторник 17 октября 1961 года по призыву партии ФНОА[1] (FLN) алжир­цы в Париже и его пригородах вышли на манифестацию против введения ко­мендантского часа, объявленного двенадцатью днями ранее префектом по­лиции Морисом Папоном.

Десятки тысяч арабов вышли на улицы Парижа и пригородов. Вопреки официальным призывам организаторов, многие были вооружены, а лозун­ги носили экстремистский характер.

Действия манифестантов были встречены жесткими ответными мерами: несколько десятков жертв в ту ночь и в последующие дни. В официальном коммюнике значилось лишь двое убитых, отчет не отражал масштаба событий.

Эти события замалчивались на протяжении многих десятилетий, они не получили широкой огласки ни в Европе, ни в Советском Союзе. В 2000 го­ду в Париже была установлена мемориальная доска на мосту Сен-Мишель.

К моменту описываемых Людовиком Жанвье событий война в Алжире длится уже семь лет. Ее основными участниками являются две конкури­рующие организации FLN и MNA[2]. Обе требовали независимости для Алжи­ра, при этом вели кровавую борьбу между собой за право контролировать

400 000 алжирских мигрантов, живущих во Франции. 8 книге "Битва за Па­риж? правозащитник Ж.-Л. Эноди собрал подробную информацию об этих событиях, равно как и об убийствах, происходивших в Париже до и поем 17 октября.

Французы говорят об этом вечере, используя русское заимствование pogrom anti-algi6Hen (антиалжирский погром), на родном языке слова для | произошедшего не нашлось...

Французский писатель Жан-Мишель Генассия комментирует: "Я думаю, что речь идет о стечении обстоятельств и взаимодействии многих факторов, независящих друг от друга: префект полиции хотел показать силу, набрать очки в глазах общественности, доведенной до ручки покушениями ФН0А, полиция применила насилие, видимо, в первых рядах оказались расисты,

ФН0А подлил масла в огонь, ему нужны были жертвы, организаторы отпра­вили алжирцев на демонстрацию, прекрасно зная, чтб за этим последует, но они считали, что это сплотит их ряды, после того, как был устранен Мессали Хадж[3] и его сторонники, нужно было предстать единым движением"[4].

Имен, которые упоминаются в поэме, нет в списках жертв. Так что пе­ред нами не документальное свидетельство, но и не вымысел. Попытка ос­мысления. Искусство памяти.

В тот день в Париже шел дождь.

Ах, их сбросили в Сену.

Неизвестный

Был день 17 октября. И

все дни до. И все дни после. И трупы

в Сене, и трупы в лесах. Никакого серьезного

расследования не было,

никакие меры не были приняты.

А. И. В.

Вы просто говорите октябрь 17-е, а я думаю 017 октября.

I

Париж 61-го семнадцатое октября серое время когда страна садится за стол приговаривая вот и

осень

 

ате пришли шита из трущоб at амбар

французе кие аджирш ссгодна вечером затшшдм

своей толпой упрамо бульвары им не правите в

комендантский час он делает из них аииоаиш

слишком уж много арабов повсюду

Власть отправляет полицей с ки х ищеек под все мосты

чтоб нам показать что в Париже порядок

дождь льет на прохожих и будет стучать по каскам

скоро будет лить дождь на крики на кровь

2

И на Асена Булануара избитого сброшенного в реку в одной рубашке без сознания темно около Нотр-Дама

от удара он приходит в себя пытается плыть Франция приступает к супу

И на Башира Айдуни

схваченного вместе с прочими с теми кто вышел на

улицы

брошен в холодную воду вот билет им в один конец от их дуаров до самой Сены

Башир единственный кто снова на набережной Франция приступает к сыру

И на Хебаша с ним еще трое они все упали с моста в Альфорвиле якобы били не так сильно поэтому он выплыл братья куда они делись Франция приступает к десерту

И на четырех рабочих от Аржантея до Нового моста чтобы там бултыхнуться в черную воду в память из нас выживет лишь один Франция сыто рыгает

И на тех тридцать в Нантерре торопливыми ударами их били всех скинули с моста так называемого Замка

 

пятнадцать сразу пошли ко дну

а по тем кто пытался выплыть опять открывали огонь Франция сладко спит

Париж земля обетованная для всех мечтателей из

алжирских домишек

их Ханаан сегодня вечером в темной воде они взвыли под дождем закинув руки за голову а у других руки скручены за спиной несколько дней они плывут по теченью реки ну и рыбалка клюет так клюет их вылавливают под мостом Аустерлица их вылавливают на набережных Аржантея их вылавливают у моста Безон Франция спит в канале Сен-Дени вылавливают женщину теперь плывут не только рыбы кверху брюхом

дохлые крысы башмаки не только старые картонные коробки обычные утопленники бьются о сваи можно сказать что есть кое-что новенькое под

мостами

Сена теперь несет по теченью арабов с осколками черного солнца в воде по которой бьет

дождь

 

 

[1] 'FLN (Front de liberation nationale) — Фронт национального освобожде- ния, левая политическая партия в Алжире.

[2]  MNA (Mouvement national а^ёпеп) — общественно-политическое движе­ние алжирских националистов.                                         

[3]  Алжирский политик (1898—1974), создатель Алжирского национального движения (АНД, MNA).

[4]  Письмо к автору статьи от 2.11.2017.