* * *
у поэта традиционалиста
часто бывает в доме нечисто
потому что там наблюдался авангардист
хвостиком махнул и давай — прсст!


а традиционалист за рюмкою плачет
перечитывает Наши Задачи
он не умеет летать
значит, ему подыхать
но тут прилетает авангардист
традиционалист говорит: пристал, как банный лист, как глист, а глист высовывается и говорит: а я-то чо? я спокойно, типа, ну ничё, всё сволочём постмодернист приходит с указкою в руке у него всё изящно, и слово стынет на его языке он говорит: никто из вас не чист
я сейчас создам концепцию, — но вдруг появляется истинный модернист
* * *
странно думать словами ощущение у собеседника: мы с вами мы вам позвоним.
и тут такая вот музыка и дизайнерский дым.
не хочу слов. не хочу чувств.
совсем уж не хочу этих ваших искусств
никто никому, ничто ничему
только тихая версия всего-навсего, надобная уму

* *
холод родный, мир заплечный ты совсем нечеловечный что же ходишь ты с клюкой? посмотри, ты есть какой?
я ведь это специально! пациент наш верещит это так, легко, банально пусть привязанный лежит
я возьму свои предметы и отправлюсь-ка домой все сидят и ждут кометы. да, прибудет, боже мой
* * *
вот постепенно все мы умерли представим. тихо посидим потом поднимем, что за урною, и в урну бросим, не следим
как славно мертвому понравиться не ясно, правда, для чего быть может вот прийти, покраситься сказать, вот, мол, нет его
там прах, там труп, а этот сидит с тобой и говорит но дело-то совсем не в этом не это вот болит